23.01.2022

Виктор Пинзеник о ценах, зарплатах и возможностях украинцев

Когда восстановится покупательная способность украинцев, и что для этого нужно сделать

Покупательную способность нельзя определить по динамике обменного курса национальной валюты. Мы покупаем не только (а в последнее время даже не столько) импортную, но и отечественную продукцию. Есть и второй ограничитель для внутренних цен – спрос, который в свою очередь зависит от доходов.

Поскольку на украинском рынке за товары и услуги мы платим в гривне, то покупательная способность гривны зависит от того, насколько возросли гривневые цены. В профессиональных оценках нельзя руководствоваться динамикой цены одного или нескольких продуктов, как бы они не были важны. Учитывают большой набор потребительских товаров и услуг, оплачиваемых нами, и динамику цен на них.

Итак, в прошлом году указанный набор товаров подорожал на 24,9% (декабрь к декабрю). Называется этот показатель инфляцией. Каждый из нас в среднем потерял в своих возможностях покупок 20% (1:1,249=0,80). Такая оценка справедлива по отношению к покупательной способности гривны. Но если мы говорим о покупательной способности человека, нужно учесть и то, что произошло с его доходами. Пока невозможно оперировать статистикой доходов (ее еще нет), поэтому используем показатель динамики заработной платы.

Сравниваем: цены за год повысились на 24,9%, заработная плата в экономике за этот же период  (декабрь к декабрю) – на 10,4%. Очевидно то, что мы и так ощущаем. Реальная заработная плата упала на 11,6% (отнимать здесь цифры нельзя, нужно делить – 1,104:1,249=0,884, что равно уменьшению на 11,6%).

Деньги – это бумажки, инструмент для взаимного обмена продуктами человеческой деятельности 

Понимаю возможную реакцию многих. Потому что у кого-то зарплата вообще упала (номинальная), у кого-то она могла удвоиться, структура потребления у людей разная, а значит, и разное ценовое влияние. Но статистика не может оперировать другими показателями, отличными от средних.

Для упрощения не буду учитывать в дальнейших оценках то, что в 2014 году повысился еще и налог (1,5% военного сбора забрали из наших заработков).

Итак. Для восстановления покупательной способности в 2015 году нужно было бы повысить реальную заработную плату на 13,1% (1:0,884). Но, по оценкам правительства, в текущем году ожидается и новый рост потребительских цен на 26,5% (реалии могут оказаться хуже, и январь уже дал сигнал хуже). Поэтому номинальную заработную плату в этом году нужно уже увеличить на 43,1% (1,131 х 1,265 = 1,431)

Надеюсь, ни один думающий человек не скажет, что нужно на такой уровень и повысить среднюю заработную плату. Вспомним, что деньги – это бумажки, инструмент для взаимного обмена продуктами человеческой деятельности (или услугами). Бумагой сыт не будешь. Было бы что потреблять. А здесь-то тоже проблемы. Экономика падает. Нет еще цифр спада за прошлый год (поквартально они следующие: -1,1, -4,7, -5,3, -15,2%). Прогноз  спада текущего года -5,5%,  хотя есть и более пессимистические оценки.

Таким образом, в падающей экономике невозможно повышение покупательной способности граждан. Такое повышение требует восстановления экономического роста. Нельзя потреблять то, чего нет. И устранение причин, вызывающих спад экономики, ее восстановление и рост – первоочередная задача.

Подчеркну напоследок, что предметом данного изложения не были вопросы правильной социальной политики в условиях довольно высокой инфляции и экономического спада.