18.09.2021

Слишком дорого: Пациенты с коронавирусом не получат лекарства от этой болезни – СМИ

Пациенты с коронавирусом не получат лекарства от этой болезни.

Об этом пишут на страницах The Guardian исследователь Университетского медицинского центра Гронингена Эллен ‘тХоен и координатор проекта AccessIBSA Ачал Прабхала, который ведет кампанию за доступность лекарств в Индии, Бразилии и ЮАР.

Как пандемия COVID-19 закончится? Распространенная мудрость гласит, что кризис ослабнет уже через несколько месяцев, когда испытания некоторых противовирусных препаратов закончится успехом. А через несколько лет, когда появится вакцина, мы сможем полностью искоренить коронавирус.

«Однако, вряд ли пандемия закончится именно так. Есть много признаков того, что лекарственные средства от коронавируса появятся довольно скоро. Но сам факт их существования не гарантирует, что люди смогут получить доступ к ним. На самом деле, пандемия COVID-19 закончится так же, как и любая другая: лекарства и вакцины будут похоронены под патентными бумагами. И фармацевтические компании будут решать, кто будет жить, а кто умрет», — говорится в сообщении исследователей.

Принято считать, что монополии, которые наделяют отдельные компании эксклюзивным контролем над ресурсом, — это рыночный провал. И его можно исправить с помощью антимонопольного законодательства. Медицинские патенты — это эквивалент легальной монополии. Теоретически патенты призваны вознаградить фармакологические компании за инвестирование в исследования и разработку медикаментов. Важно то, что они должны быть временными. Патент длится 20 лет. Но на практике патентование небольших изменений в формуле расширяет этот термин, блокируя рыночную конкуренцию и наделяя фармакологические компании властью устанавливать цены. В 1996 году несколько компаний вывели на рынок в США терапию для лечения ВИЧ/СПИД. Этот набор антиретровирусных препаратов превратил вирус, который был смертным приговором, в хроническую болезнь. Эта лечебная программа стоила 6,5 тысяч фунтов стерлингов в год для одного человека. В большинстве регионов мира это было равносильно тому, что лечения на самом деле не существует. Лишь в 2004 году, после того, как миллионы людей умерли от ВИЧ/СПИД, в Индии и ЮАР люди смогли позволить себе эти лекарства.

Авторы отмечают, что уже сейчас можно увидеть, как медицинские монополии ограничивают лечение коронавируса. К примеру, все знают, что медицинским работникам не хватает масок №95. Но мало кто знает, что компания 3М обладает более чем 400 патентов на респираторные средства защиты, жестко ограничивая, кто может производить и поставлять в США такую продукцию. Политики призвали 3М передать свои патенты во время пандемии, чтобы можно было увеличить производство защиты.

Также в разгар недостатка тестов на COVID-19, французский производитель диагностических средств подал заявку в Управление продовольствия и медикаментов США с просьбой экстренно разрешить продавать свою продукцию на американский территории. Но дочерняя компания Softbank подала в суд на нее за нарушение патента. Наиболее перспективные средства для лечения коронавируса, которые проходят клинические испытания уже сейчас, связаны патентами. Среди таких favipiravir, который используют для лечения гриппа, а также смесь из Iopinavir и ritonavir, которую продают под брендом Kaletra для лечения ВИЧ/СПИД. Все эти препараты связаны краткосрочными патентами. Remdisivir — лекарство от эболы от биотехнологической компании Gilead — ограничен патентом до 2038 года.

В прошлом месяце Gilead начал требовать статус «орфанного препарата» для Remdesivir из-за его потенциальной пользы при лечении COVID-19. Орфанный статус дает компании правительственную поддержку в разработке лекарств от редких болезней, производство которых было бы иначе невыгодным. Однако, CIVID-19 точно не редкая болезнь.

Существует высокая вероятность, что вакцина от COVID-19 будет заблокирована многочисленными патентами. Производство таких препаратов — теперь большой бизнес. Для примера можно рассмотреть смертность новорожденных от пневмонии. Две вакцины, которые сегодня используются, похоронены под «толстым слоем патентов», которые принадлежат компаниям Pfizer и GlaxoSmithKline. Индия использует вакцину Pfizer, розничная цена полного курса которой стоит 250 долларов. Организация GAVI помогает стране получить скидку на нее. Но даже после этого Индии приходится заплатить десятки миллионов долларов. И лишь небольшое количество индийских детей получают нужные прививки.

Таким образом, через 40 лет после того, как вакцину от пневмонии изобрели, 127 тысяч малышей в Индии продолжают умирать каждый год. Потому что страна не может платить Pfizer 4,5 миллиарда фунтов стерлингов ежегодно.
Напомним, в Украине по состоянию на утро 15 апреля зафиксировано уже 3764 лабораторно подтвержденных случаев COVID-19,  из них 108 летальных, 143 пациента выздоровели. За сутки зарегистрировано 392 новых случая.

Отметим, Кабинет министров ввел карантин в Украине в связи со вспышкой коронавируса в мире с 12 марта до 3 апреля 2020 года. Позже Кабмин продлил карантин до 24 апреля, во всех областях Украины введен режим ЧС. С 6 апреля карантинные требования были ужесточены. В частности, нельзя посещать магазины без масок. Дистанция между покупателями в очередях должна быть не менее 1 метра. Без медицинской маски также запрещается появляться в общественных местах.