работа

Торговля гибридной войны. На чем держалось влияние Украины на Донбасс и для чего оно нужно

Шантаж и блокада украинской металлургии и энергетики не могут сильно напугать Москву и остановить войну. Это украинская промышленность и Москве безразлично, если она останавливается. А вот захватив сейчас предприятия, Москва ничего не теряет. Наоборот — получает, ведь если даже наши заводы будут работать на 30% своей мощности — потеряют в зарплате рабочие, в налогах — Украина, а вот в бюджеты ОРДЛО что-то да и соберут.

Россия всячески ограничивает контакты жителей оккупированного Донбасса с Украиной и строит из «Л/ДНР» аналог Южной Осетии.

Таксисты и другой планктон

«Когда уже здесь наконец наведут порядок?» — Зло бросает мой водитель перед первым украинским блокпостом на трассе Донецк-Мариуполь. Мой водитель — один из двух-трех сотен перевозчиков, которые курсируют на своих авто в очередях на четырех открытых КПВВ (контрольный пункт въезда — выезда) в Донбассе. Ежедневно они делают минимум одну ходку туда и обратно. Впрочем, обычно работают с четырех утра до обеда, и за это время успевают сделать две ходки в Донецк и обратно. Невероятная скорость для обычных граждан.

Как им это удается? Двигают очереди группами до 20 авто, платят «крыше» в ДНР, дают «подарки» каждому бойцу с оружием на 6-7 встречных блокпостах. Ключевой момент — часовые пояса. В Донецке уже два года московское время, в Волновахе и Константиновке — киевское.




Переходы у боевиков начинают работать с 6 утра по Москве, наши — зимой с 8, а сейчас с 7 утра по Киеву. Выезжая из Донецка в 6.30 (5.30 мск), до 7 утра вереница машин забивает подходы к украинским КПВВ. Самое важное здесь — быть в первых десятках в очереди.

Перевозчики движутся плотными группами и страхуют друг друга, а в конфликтах выступают крепкими, отлаженными коллективами. Плюс платят бойцам.

«На Запорожье едет в среднем две сотни машин в день, — ворчит мой водитель. По 100 гривен — это 20 000 гривен каждое утро. И ни у кого нет никаких нервов! «

Я ехал в конце февраля, и «нервы» были. На «Жемчужину» заступил новый военный комендант. Он заявил, что для него Украина — это земля сразу за бетонным блоком, а что происходит в очереди перед блоком, его не касается. Соответственно брать  «по 100 гривен» перестали, и перевозчики «решают вопросы» очереди самостоятельно, то есть прорываются без очереди силой. Впоследствии «порядок» наверняка восстановится.

Что везут? Людей за 350-400 гривен с каждого, и мелкооптовый товар. Что угодно — от велонасоса до оправ для очков на заказ магазинов в Донецке. Цены в украинской рознице в среднем отличаются от российских на 50%. Куртки, приобретенные оптом за 1000-2000 гривен в Мариуполе, висят в магазине на той стороне по 12-15 тысяч рублей (5400 — 6800 грн).

Замечательный бизнес — поставка бытовой химии, недорогой и дорогой косметики и моющих средств. Они компактны, привычные для потребителя и продаются «с рук».

Как попадала в Донецк украинская еда, даже не знаю. Но есть целые фирменные магазины украинских колбас, которые получают свой товар официально с документами на местных базах. Купить в Краматорске колбасу торговой марки «Ходоровский мясокомбинат», которая мне подходит ( «традиционный вкус Галичины») я не могу — такого ассортимента львовских колбас на украинской территории Донецкой области нет.

«Челночная торговля» — лишь верхушка айсберга. Украина катастрофически не понимает того, что происходит вокруг и внутри ОРДЛО (Оккупированные районы Донецкой и Луганской областей).

Вода, электричество, газ

Чтобы понять, что такое нынешняя блокада, хорошо бы для начала набросать портрет этих ОРДЛО — «ДНР» — «ЛНР» — самопроголошеных республик, которые занимают треть Донецкой и Луганской областей.

НАСЕЛЕНИЕ. ООН говорит о около 3 миллионов человек. Это важно.

ВОДА . Вода поступает в регион каналом Северский Донец — Донбасс, который проходит мимо Славянска, Часова Яра и Горловки примерно до Ясиноватой, откуда отходят ветви на Донецк, Покровск, Мариуполь и Луганск. Если «отрубить» Донецк автоматически останутся без воды крайние в цепочке города — Покровск, Мариуполь и Луганск.

Компания «Вода Донбасса» работает до сих пор и имеет в своем составе около 11 000 работников, из них только 4000 работающих на подконтрольных Украине территориях. Все работники получают зарплату в гривнах.

Диспетчеризация подачи воды производится с украинской территории, кризисное управление компанией осуществляет нанятый Детским фондом ООН специальный эксперт австриец Эрих Кашки.

Обеззараживанием воды на Донецкой фильтровальной станции (это нейтральная полоса на линии фронта под Ясиноватой) совместно с Украиной занимается Швейцарская конфедерация. На Попаснянский водный узел (поставляет воду в том числе и в Луганск) реагенты завозит Международный Красный Крест .

ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Украинская государственная компания «Укрэнерго» работает беспрепятственно по всей территории. Прошлым летом попытка боевиков «ДНР» захватить офис украинской госкомпании в Горловке закончилась ничем. После окрика из Минска и Москвы все вооруженные люди сразу же пошли туда, откуда пришли. Управление генерацией и диспетчеризация всех потоков электроэнергии осуществляется из Киева.

ГАЗ. Полностью поступает и управляется из России через фирмы-посредники Сергея Курченко, который бежал в Москву. Частично перетекает на украинскую сторону в Авдеевке и Павлополе (под Мариуполем). Счета за поставки газа «Газпром» РФ выставляет НЕ «республикам», а Украине. Украина, которая полтора года назад разорвала газовые отношения с Россией, эти счета игнорирует.

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА. Донецкая железная дорога объединяет территории двух областей. На территориях, неконтролируемых Украиной, в начале года работали и получали зарплату в гривне 26 000 железнодорожников, сейчас — около 17 000.

Диспетчеризация и управление железной дорогой осуществляется с украинского Лимана. Вывоз угля, металла и другого осуществляется пятью железнодорожными перегонами по специальным разовым разрешениям СБУ. Наибольший поток грузов шел на участке Ясиноватая-Скотовата.

Территория их, предприятия наши

«БИЗНЕС». О серьезном «республиканском» бизнесе на оккупированных территориях до 1 марта смешно было говорить. Пока Енакиевский, Макеевский, Алчевский и Донецкий металлургические заводы вместе со связанными с ними коксохимами были зарегистрированы в Украине и платили налоги Украины.

И Славянская, и Старобешевская ТЭС работали в структуре «Донбассэнерго», а Зуевская и Кураховская ТЭС — в структуре ДТЭК, несмотря на то, что станции находятся по разные пока от линии фронта.

Никто на них не менял ключевой менеджмент, сотрудники получали зарплаты в гривнах на карточки украинских банков. Часто перемещения угля, металла, крепежного леса через линию фронта происходило ВНУТРИ одной компании, и НИКАКИХ денег с этих операций в «ДНР» не поступало. Реалии гибридной войны слишком непонятные для простых граждан по обе стороны от границы.

В начале весны в ОРДЛО прекратили выдавать продуктовые пакеты Гуманитарного штаба Рината Ахметова, которые до сих пор с октября 2014 ежемесячно получали 500 000 человек — пенсионеров, детей до 6 лет и матерей-одиночек. На все крупные заводы зашла «внешняя администрация» из фирмы «Внешторгсервис», которую шутники из числа российских кураторов зарегистрировали в Донецке по улице Артема, 103 — это адрес памятника Ленину. Дома с таким адресом в Донецке не существует, и на заезжих российских журналистов, которые пытаются обнаружить «внешних администраторов», здесь смотрят как на помешаных.

Один из блокадних «редутов»

Пенсии и газовые резаки

Захарченко и Плотницкий: до сих пор они контролировали только собственные небольшие потоки. По информации немецкой газеты «Бильд», «ДНР» обеспечивала за счет собственных ресурсов лишь 18% своего гражданского бюджета.

О военном бюджете и речи нет.

Золотое дно для главарей сепаратистов — пенсионный фонд, который распределяет рубли, поступающие из Москвы . Пенсии — главный  «нефтяной источник» во всех образованиях, созданных Россией. В Южной Осетии, например, числится почти 80 000 пенсионеров, на которых руководство республики получает деньги из Москвы.

Местные утверждают, что реальных пенсионеров. вдвое меньше. В «ЛДНР» единые несекретные органы — это статистические управления. Они утверждают, что на этих территориях живет 3 800 000 человек (2,3 + 1,5 соответственно в «ДНР» и «ЛНР»). Данные ООН летом говорили о цифре в 2 800 000, к зиме оценку немного повысили. Но разница все равно ощутима, и на всех заявленных людей Москва вынуждена выделять какие-то деньги.

Кроме полиции и охраны, Александр Захарченко еще и держит штат вполне квалифицированных оценщиков и отряд людей с газовыми резаками, которые в промышленных масштабах режут на металлолом небольшие местные заводы. Последнм эта «гвардия» «под ноль» порезала на металл Донецкий завод резино-химических изделий в конце 2016-го.

Россия взяла курс на присоединение Донбасса

Все ключевые жизненные процессы для трех миллионов людей в оккупации контролировали до последнего Украина и частично Россия. Два года РФ не претендовала на решительный контроль над ситуацией, поскольку она не собиралась бесконечно держать захваченый кусок земли под оккупацией. План Москвы состоял в том, чтобы «впарить» оккупированный Донбасс Украине, а главарей террористов легализовать в украинской политике. Беспощадный торг об условиях России по Донбассу продолжался до последних месяцев. Украина держала жесткую позицию.

Сейчас тренд изменился. Россия зримо и последовательно выстраивает из «Л/ДНР» аналог Южной Осетии. Но при этом в числе «национализированных» вы не увидите государственных украинских предприятий «Укрэнерго», «Вода Донбасса», и украинскую Донецкую железную дорогу с центром в Лимане которая продолжает гонять эшелоны тремя из пяти разрешенных железнодорожных перегонов.

Да, железнодорожных перегонов между ОРДЛО и Украиной пять. В удачные дни блокады Костя Гришин (Семен Семенченко) и Вова Парасюк имели на «редутах» не более двух сотен человек — и, очевидно, не закрывали все пять железнодорожных веток. Максимум три, сейчас скорее всего — две.

Украинский план

Был план ли в украинской власти? Его приняли на заседании правительства 11 января, и он точно воспроизводил юридические формулировки постановления ВР от марта 2016, за которое тогда голосовали и два десятка депутатов от «Самопомощи».

Этот план исходит из того, что все жизненные процессы в ОРДЛО контролирует Украина, 20% населения живут с заработных плат в гривне, а через контрольно пропускные пункты в первой половине 2016 ежемесячно перемещалось 680-700 тысяч человек, это 23 000 в день. И все эти люди, с точки зрения министра оккупированных территорий Вадима Черныша, который и готовил документ, были теми, кто удерживал влияние Украины за линией фронта.

И торговлю продуктами и бытовыми товарами необходимо было максимально облегчить, а поток людей сделать больше. Такая простая тактика.

Что поражало в критике правительственного постановления от Оксаны Сыроед — это страшная, некомпетентность, незнание реального состояния дел в зоне АТО. Можно понять измену, популизм, политические резоны — но не полное невежество и непрофессионализм.

Российская противодействие

Россия последовательно и настойчиво борется с планом озвученным в постановлении от Вадима Черныша. С осени резко уменьшены нормы провоза товара из Украины в ОРДЛО гражданами, идет работа с бюджетниками с целью недопущения их в Украину.

С прошлого февраля проезд через блокпосты «ДНР» превратился в административный триллер — колонны просто задерживают, снижая поток людей в сторону Украины медленным пропуском. Сейчас ежедневно пункты перехода пересекают около 8000 человек — посмотрите данные Украинской Государственной пограничной службы. То есть российской гибридной администрации оккупированных территорий удалось уменьшить поток людей, которые едут в Украину — уменьшить в три раза.

Шантаж и блокада украинской металлургии и энергетики не могут сильно напугать Москву и остановить войну. Это УКРАИНСКАЯ промышленность и Москве безразлично, если она останавливается.

А вот захватив сейчас предприятия, Москва ничего не теряет. Наоборот — получает, ведь если даже наши заводы будут работать на 30% своей мощности — потеряют в зарплате рабочие, в налогах — Украина, а вот в бюджеты ОРДЛО что-то и добавят. В конце концов, раньше они не приносили оккупационной администрации вообще ничего, сейчас бюджет начнет наполняться хотя бы на 50% за счет местных источников.

Блокада стала резонансной в Украине, потому что на нее откликнулись тысячи ветеранов, которые не нашли себя в мирной жизни. Они готовы стоять под любыми флагами, рядом с любыми негодяями, чтобы только услышать родной запах костра и почувствовать себя снова нужными и способными что-то решать.

Блокада

Я был на редуте «Соловейко» в Бугасе. Там блокадники это уважаемые ветераны с несколькими ранениями на фронте у каждого, их по десять — двадцать, и они ничему не препятствуют, и даже теоретически не могли бы остановить никаких потоков.

Любой местный скажет, что те же гуманитарные грузы штаба Ахметова, пока шли — двигались соседними дорогами, а не через Бугас. Но мужчины в камуфляже стоят, несут вахту и старательно «наблюдают» за редкими машинами с металлоломом, которые едут мимо с украинского завода в украинском Курахово в украинский же Мариуполь через оккупированную территорию.

Сформулировать практическую цель своего стояния они не могут. Но они злые, имеют саперную и снайперскую подготовку и в перспективе готовы убивать. Один из них, ветеран 8 полка спецназа, сказал мне, что персональный список жертв из числа чиновников среднего звена у него в городе уже есть. Не надо говорить, что его город расположен в центральной Украине.

Украинская власть не может донести до общества свою весьма успешную и продуманную стратегию, как это было в ситуации с планом министра Вадима Черныша. И общество не хочет слышать правды о том, что быстрых рецептов нет, что война на годы и еще годы, а правительство всего лишь готовит почву для возвращения, старается не потерять людей по ту сторону линии разграничения, и удержать до последнего украинский бизнес по ту сторону. И между делом еще немного заработать. Чтобы было, как при освобождении Славянска, вошли украинские войска и жизнь сразу наладилась.

У Семенченко, Парасюка и Соболева слишком мало добровольцев чтобы прекратить потоки разрешенных грузов через 400 километров фронта. И в «редуты» в первую очередь поставляют палатку, электрогенератор и персональный WI-FI для оперативной подачи «картинки» в сеть .

Снесенный «редут» на Кривом Торце был самым массовым (43 задержанных) и единственным, который блокировал важную ветвь — Скотовата-Ясиноватая — поставлявшей сырье на Енакиевский металлургический завод. Вот его и разблокировали первым.

Все остальное — оперетта, где десятки (!) участников просто используют «в темную», мотивируя красивыми словами о «торговле на крови».

На ситуацию с ценами в Донецке она не влияет от слова «никак». Все-таки большая часть товаров туда заходит из Ростова-на-Дону. И не блокирует на самом деле никто потока товаров — нигде не блокирует.

Борьба шла с эшелонами углем и металла. Украинского уголпя и украинского металла. Или углем и металлом Ахметова, Нусенкиса, Мкртчана. «Л/ДНР» здесь вообще ни при чем. Этого в Киеве ни один из моих сотрудников до конца понять никак не может.

Автор: Богдан Аверенко, ТЕКСТЫ

Comments are closed

Digital-агентство в Киеве - качественное продвижение в соцсетях

Реклама

groshi.biz
Войти -