работа

Компромисс с Нацбанком

нбуУкраинский банковский рынок переживает не самые лучшие времена, нуждаясь в хорошей поддержке лоббистов. Недавний конфликт, который разыгрался между участниками рынка и Ассоциацией украинских банков (АУБ, здесь читайте интервью с Александром Сугоняко) стал причиной того, что инициативная группа банкиров вышла из лав АУБ и создала новую организацию — Независимую ассоциацию банков Украины (НАБУ). Председатель правления «Укрсоцбанка» Борис Тимонькин, который возглавил НАБУ, рассказал «Минфину» о причинах выхода из АУБ и о своих отношениях с Национальным банком Украины (НБУ).«МФ»: Что послужило причиной создания Независимой ассоциации банков Украины?Б.Т.: Нас абсолютно не устраивала Ассоциация украинских банков. Ну, как бы не совсем устраивала.«МФ»: Что конкретно не так делали в ассоциации?Б.Т.: Не «делали», а делал. Этой ассоциацией управляет один человек — Александр Сугоняко, все остальные так — могут прийти что-то поговорить. Если конкретней, то они не подняли ни одной позитивной идеи, которую можно было решить. Кроме одной идеи, которую он поднял в конце 2008 года, о том, что Нацбанк должен запретить рефинансирование банков с иностранным капиталом. Это было на большом совещании с участием первых лиц страны. Рядом с ним сидели представители банков с иностранным капиталом, члены его ассоциации, которые платили ему на самом деле большие деньги.Подумайте, может ли лоббист работать против своих членов? Просто он стал неким «деятелем» со своими взглядами. Но, извини, да ты просто лоббист и ничего больше, ты — не директор института стратегического исследования банковского бизнеса. У него нет контактов ни с прошлым руководством НБУ, ни с текущим, он не может найти с ними общий язык. Нужна ли такая ассоциация? Нет. А он вместе с тем постоянно «заряжает» и это звучит от лица банковского сообщества. Если председатель ассоциации банков что-то говорит, значит он знает, что говорит.«МФ»: Какое количество банков на сегодняшний день входит в состав НАБУ?Б.Т.: 67 банков вступили. И будут вступать дальше.«МФ»: А сколько банков вступило в НАБУ сразу же после начала ее работы?Б.Т.: Ну, вот эти 67 и вступили. На следующем наблюдательном совете мы будем утверждать список еще порядка 30 банков, которые решили вступить. На данный момент они готовят документацию. Думаю, что на ближайшем заседании мы утвердим еще 7-8 банков, которые прошли процедуру подготовки. «МФ»: Это крупные банки?Б.Т.: Знаете, не только. У нас нет деления. Из крупных: «ПриватБанк», «Райффайзен банк Аваль», «Укрсоцбанк», «ВТБ», «Сбербанк» (Украина), «Укрэксимбанк». К примеру, «Сбербанк России» будет формально утвержден на ближайшем собрании, они уже прошли у себя все внутренние процедуры. «МФ»: Какие меры принимает НАБУ, чтобы украинские банки переходили из АУБ в НАБУ?Б.Т.: Ну как, мы общаемся с банками, приглашаем их. Вот лично занимаюсь этим.«МФ»: Вы можете конкретно назвать преимущества, которые есть у НАБУ над АУБ?Б.Т.: Смотрите, у АУБ нет ни одного преимущества. Лоббизма на сегодня — ноль и это очень негативно.Вот если говорить по НАБУ, то уже сейчас я могу назвать два вопроса, которые удалось решить с нашей помощью. Помните, НБУ снизил требование со 180 до 120 млн для получения валютной лицензии, то есть он убрал это требование. Теперь минимальный капитал составляет 120 млн. Он не стал рубить с плеча, а провел переговоры со всеми банками, кто не мог увеличить капитал до 120 млн. В результате, по-моему, акционеры 22 банков согласились увеличить капитал, а с теми, у кого нет такой возможности, Нацбанк подпишет индивидуальные договора и даст год на доработку.Второй важный момент: недавно решили, не знаю, вышло ли из Минюста постановление, изменилось ли стресс-тестирование, но есть постановление, которое позволяет брать права на денежную выручку по контрактам в качестве обеспечения по кредитам. Потому что, когда Нацбанк в постановлении №279 это убрал, то сразу получилось, что у госпредприятий не было возможности взять кредит в банке. Как, например, «Укрзалізниця» — взять у них по закону ничего нельзя, а выручка у них большая. И это действительно реальное обеспечение — все страны в мире работают с такими компаниями.Мы не собираемся на этом останавливаться, у нас нормальные контакты с руководством Нацбанка. На самом деле он сам нуждается в неком контакте, ему нужна взвешенная реакция, обратная связь от банковской системы. Поэтому кроме того, что ты можешь написать правильные вещи и организовать дело, надо еще и правильно это преподнести и пролоббировать.«МФ»: НБУ в конце 2011 года «попросил» банки определиться, в какую ассоциацию они будут входить. Если все банки перейдут в НАБУ, какая участь ждет АУБ?Б.Т.: Вы знаете, я не думаю, что Сугоняко когда-то что-то прекратит. Я думаю, что в этом году там останется 30-40 банков-членов, а дальше будем видеть.«МФ»: Какие основные задачи стоят перед НАБУ в 2012 году, что необходимо решить на банковском рынке?Б.Т.: Смотрите, внедряется в этом году новое положение по формированию резервов, условно по постановлению №279. («Об утверждении Положения о порядке формирования и использования резерва для возмещения возможных потерь по кредитным операциям банков» — «МФ»). Первый год будет экспериментальным, то есть можно будет пользоваться и тем и тем, а потом сравнить результаты. У банков есть замечания, поэтому работа с НБУ будет активная. Надо за 2012 год найти компромисс по этому постановлению., пишет minfin.com.ua. Это, так сказать, задача номер один. Понятно, что постоянно возникают новые вопросы. Например, последние связанны с нападениями грабителей на банки. Опять поднимается вопрос по усилению охраны только государственной службой охраны. Сразу могу сказать, что это нерентабельно. Вы что, поставите милиционера с автоматом, и он будет стоять в кассовом зале? Это неправильная ситуация, и милиционер — не идиот и не будет этого делать. Мы — сторонники того, чтобы милиционеры с оружием охраняли те хранилища, где есть большие деньги, чтобы они сопровождали перевозки инкассации со значимыми суммами. В тех отделениях, где лежит, например, 800 млн грн, это бессмысленно делать — проще страховать и правильно реагировать. По опыту знаю, как только людей начнут ловить, подобные всплески приутихнут. Мы тоже не инструктируем персонал о том, что не надо отдавать деньги. Они должны, грубо говоря, проинформировать про нападение, для этого у них есть средства. Но у них нет задачи сопротивляться, устраивать там какую-то драку, приключение, вестерн. Если им прикажут отдать деньги, они это сделают ради сохранения жизни персонала и клиентов.«МФ»: Готова ли НАБУ критиковать работу Нацбанка?Б.Т.: Смотрите, мы этим не занимаемся. Какая у нас задача? Быть лоббистом банковских интересов, политики, методологии НБУ. Как это делать? Ну, можно вылезти на трибуны и кричать: зарабатывайте себе капитал, да? Вот мы взносы собираем. Нам платят не для того, чтобы несколько человек раскручивали свое резюме экономическое, неэкономическое или какое-то социально значимое. Наша задача — прийти к компромиссу с Нацбанком, «знайти виважене рішення» по каким-то методологическим вопросам, а не вылезать на трибуны и ругать НБУ.

Comments are closed

Реклама

groshi.biz
Войти -